На загородном фронте – без перемен

Загородный рынок жилья также пользуется спросом у покупателей, и в ближайшем будущем ничего не измениться. Это обуславливается тем, что представлен широкий выбор по типам и размерам участков, а также и по типу домовладений. Предпочтения людей, у которых есть средства на покупку загородного жилья, с прошедшей осени практически не изменились. Покупатели выбирают те земельные участки, у которых определён понятный юридический статус.

Кингисепский, Тосненский, Приозёрский, Выборгский районы являются лидерами по продаже участков. Рекордные показатели наблюдаются этим летом в Волховском районе. Именно тут количество сделок превышает аналогичный показатель прошлого года.

Сегменте рынка

Заметно, что спрос укрепился на наиболее дешёвом сегменте рынка, хотя на ценовую коррекцию эксперты смотрят по-разному. В агентстве недвижимости «Прогаль» говорят о 20%-ном падении цен в рублях, в «Дарко» заявляют о 40% снижении. Продажи на вторичном рынке загородной недвижимости не зависят от времени года, что указывает на отсутствие сезонных колебаний. В первую очередь покупают наиболее дешёвые дачи и загородные дома стоимостью не более 500 тыс. рублей. 60% объёма продаж составляет недвижимость стоимостью до 750 тыс. рублей. Дома, стоимостью до 2.5 млн рублей, которые расположены в пределах 100 км от Петербурга, занимают 30% объёма продаж. Наиболее редкими являются продажи объектов, чья стоимость превышает 10 млн. рублей.

Русская Голландия

Дела с загородными коттеджными посёлками на первичном рынке обстоят значительно хуже, чем на вторичном. Недавно появилась новость о заморозке очередного проекта в Ломоносовском районе, возле деревни Низино. Проект «Русская Голландия» занимал территорию в 50 га, на которых планировалось построить около 220 тысяч кв.м. загородной недвижимости.

Причиной остановки строительства стал тот факт, что у акционеров закончились деньги. Сегодня кто-то развивает идею о переделке концепции «Русской Голландии». Кто-то готовит инженерные сети. Но клиенты, когда видят медленные работы, или вовсе чистое поле, просто уходят. Сейчас готовы покупать только то, что завтра можно продать.